Схемы вышивок крестом черного кота

Он был в своем новом теле так долго, что, казалось, был таким всегда. Время слилось в его сознании в одно целое. Очень часто ему казалось, что на самом деле бессмертен не он, а само время. Дни были похожи друг на друга и туманили рассудок своей серостью и однообразием событий. Только одно, последнее событие заставило разум вспыхнуть новыми красками – его подданные, вернувшись с охоты, принесли существо похожее на него самого.
Рафаэль был осведомлен, что он выглядел иначе, чем те, которые преобразили его, но он раньше никогда по-настоящему не задумывался об этом. Он должен был отличаться от них, он был другим. Он был сильнее, лучше, он был Мастером. Но когда его охотники принесли свой улов за ночь, он никак не ожидал увидеть кого-то так похожего на его персону.
Зеленая кожа, три пальца, незнакомец был слишком похож на него, чтобы пытаться отрицать это. Пленник огляделся и осмелился произнести его имя.
- Раф, - и нахмурившись, продолжил, смотря сверху-вниз. - Что с тобой случилось?
- Кто ты? - Рафаэль потребовал ответа, медленно обходя существо по кругу. - Откуда ты знаешь мое имя?
- Ты мой брат, мой брат, Рафи. Тебя не было четыре года, – начало объяснять существо, немного вытянув шею и сверкнув на Рафаэля красивыми голубыми глазами. - Ты меня не помнишь?
- Нет, я ничего не помню из своей прошлой жизни, - заявил Рафаэль.
- Ты изменился, - вздохнул пленник. - Ты даже потерял свой акцент, чувак. Татуировки, - пробормотал он, - и шрам над глазом, что случилось?
- Давно, в жестокой битве, я сверг последнего Мастера вампиров и забрал его клан себе, - ухмыльнулся Рафаэль и наклонился поближе к существу, стоящему перед ним на коленках. Когда он приблизился, в ноздри ударил приятный аромат страха. - И как Мастер, теперь именно я принимаю все решения. А теперь скажи, как тебя зовут?
- Майки, – пленник ответил на удивление спокойно, хотя его сердце колотилось как бешеное. - Ну, Микеланджело, но ты всегда называл меня Майки.
Рафаэль кивнул и протянул руку, нежно поглаживая щеку Майки. Его большой палец потер скулы жертвы и Рафаэль улыбнулся. – Ты теперь должен быть моим и только моим, Майки. - Он взглянул на двух слуг, которые привели Микеланджело и они, поклонившись, ушли, понимая приказ.
- Ты, - Майки сглотнул, - ты собираешься превратить меня в вампира?
- Нет, по-крайней мере, не сейчас, - решил Рафаэль. - Я доволен тем, как ты выглядишь. Хотя я буду питаться от тебя время от времени, - ответил он легко.
- Разве это не убьет меня? - Майки нахмурился и поерзал на своих коленях.
- Живые существа способны восстанавливать свою потерянную кровь в течении нескольких недель, в зависимости от того, сколько крови мы у них выпиваем, - объяснил Рафаэль, в то время, как рукой исследовал шею Майки, прощупывая его пульс. Это было так странно, Майки казался спокойным снаружи, однако его учащенное сердцебиение полностью выдавало его. - Сохранение жизни дает на порядок больше пищи для нас, и я считаю, что это прекрасно! Кроме того, мои слуги поделились, что теплое, живое тело гораздо приятней, чем еще теплый, но все же, труп. - Губы Рафаэля изогнулись в жуткой улыбке.
Майки вздрогнул от улыбки на лице своего потерянного брата. Даже если это был Раф, он уже не был похож на того Рафаэля, которого он потерял четыре года назад. Набравшись смелости, Майки спросил:
- Что ты собираешься со мной делать?
Рука Рафаэля, поглаживающая шею весельчака, плавно опустилась вниз, выписывая круги на пластроне и начала массировать щель, скрывающую член. Майки закрыл глаза и с хныканьем опустил голову вниз. Он опасался именно этого.
Рука соскользнула еще ниже, пока не оказалась между его ног, и указательный палец начал аккуратно толкаться в его нежную плоть. Голова Майки была наклонена в сторону, и он почувствовал, как клыки скребут по шее. Весельчак выдохнул и попытался увернуться прочь, но почувствовал сильную руку на затылке, удерживающую его на месте.
- Пожалуйста, не надо, - умолял Майки. Он не мог справиться с таким потрясением; родной брат оказался вампиром, который собирается его изнасиловать. Это было слишком для бедного мутанта.
- Это необходимо, – прошептал Рафаэль, его язык скользил по шее Майки. - Мне нужна твоя кровь, чтобы полностью слиться с тобой, - Раф лизнул жилку, где бился пульс и отодвинулся, чтобы подуть на кожу. - Будет больно, но лишь на мгновение, а еще это значительно облегчит ситуацию, если ты не будешь сопротивляться. - Майки обреченно закрыл глаза и постарался расслабиться.
Глаза Майки были плотно закрыты, когда Рафаэль впился своими острыми клыками в его шею, боль разнеслась по всему телу с астрономической скоростью, полностью сковав его. Казалось, что кровь, замерзла в жилах, а затем внезапно двинулась в сторону раны вся сразу.
Рафаэль высасывал драгоценную жидкость через две небольшие дырочки, которые он сделал, наслаждаясь каждым глотком. Его зубы были погружены в шею Майки, в то время как руки блуждали по телу пленника, задевая мягкую плоть, скрытую от глаз за панцирем. Рафаэль одобрительно заурчал, когда проглотил пикантную жидкость жизни, подпитывая свое тело.
Заимствованная кровь мчалась сквозь тело Рафаэля, посылая покалывание и приятные теплые импульсы. Рафаэль застонал, кровь всегда его возбуждала.
Он позволил своему члену выскользнуть из укрытия, и потерся им об анус Майки, чувствуя дрожь своей беспомощной жертвы. Рафаэль усмехнулся и сделал последний глоток через маленькие ранки, глотая медленно, смакуя.
Рот Майки широко открылся в беззвучном, болезненном крике. Он был как парализованный, не чувствуя своего тела. Сейчас Майки очень хотел оттолкнуть эту ужасную версию своего брата подальше, и изо всех сил бежать обратно домой в теплые объятья остальных членов семьи.
Но он не мог. Он мог только терпеть, как Рафаэль прижимается к его девственной дырочке и дразнит вход кончиком своего жаждущего удовольствия члена. Майки снова вздрогнул. Он не хотел думать, что это был его брат, которого он искал. Ведь Майки не терял надежды, что с темпераментом все в порядке и, что он обязательно найдет его целого и невредимого, и все будет как раньше, а этот самый родной и любимый брат сейчас медленно входит в него, причиняя острую боль и заставляя кричать, что есть мочи.
Руки Майки, которые больше никто не держал, приблизились к бицепсам Рафаэля и сжали мышцы так крепко, как только могли. Раф медленно толкался в тело брата, то полностью выходя, то засаживая до упора. Он снова приблизился к шее своей жертвы, облизывая небольшие ранки и время от времени делая маленькие глотки, кровь туманила рассудок, унося на вершину блаженства. Это делало половой акт незабываемым.
Сквозь пелену боли у Майки в сознании билась одна единственная мысль, что если он останется в живых, то наберется смелости и обязательно спросит, кто же сделал таким его любимого брата.
Майки всхлипнул и крепче сжал руки на бедрах Рафаэля, а затем медленно передвинул и схватился за панцирь своего мучителя. Раф навалился на него всем своим весом, который Майки с трудом мог сдерживать. Его тело украшали большие синяки, а все, что он мог сделать - это прижиматься к Рафаэлю, чувствуя, как мощные толчки сотрясают тело и делать судорожные вздохи, чтобы не потерять сознание. Приглушенное ворчание Рафаэля раздавалось над ухом Майки, перемежаясь с отчаянным затрудненным дыханием весельчака.
- Пожалуйста... - Майки нашел в себе силы прошептать тихую мольбу, но не смог сказать больше ничего, когда из члена Рафаэля начала выплескиваться вязкая жидкость. Майки выдохнул и его тело задрожало. Казалось, будто в него вливался лед.
Рафаэль, наконец, вытащил свои клыки из шеи Майки. Его острые зубы были окрашены красным, и Рафаэль с блаженством провел кончиком языка по зубам. Он наклонился к шее Майки еще раз и осторожно облизал укусы. Слюна Рафаэля покрыла ранки, он осторожно подул на них и отстранился от Майки.
Майки сглотнул, наблюдая как Рафаэль, просто стоит над ним, смотря сверху вниз, сверля ледяным взглядом. Майки раньше даже не заметил, что вместо привычных, восхитительных золотых глаз, теперь у Рафаэля они были кроваво-красного цвета.
- Я буду держать тебя здесь до тех пор, пока ты не начнешь стареть, - размышлял вслух Рафаэль, - только тогда, я превращу тебя, так что мы сможем навсегда остаться вместе. - Он кивнул, своему решению, и отвернулся от Майки.
Нерешительно, Майки провел ладошкой по шее и стал трогать крошечные проколы, оставленные вампиром. - Не трогай их, - рявкнул Рафаэль, внезапно поворачиваясь к Майки. Тот отшатнулся на сердитый приказ и опустил руку вниз.
Рафаэль сузил глаза и протянул руку. Майки наблюдал за ней, насторожившись, когда Рафаэль поднял палец. Он тяжело задышал, когда почувствовал, как его тело внезапно поднялось вверх, а ноги парили в дюйме от пола. Его тело полетело вперед, и он оказался лицом к лицу с Рафаэлем. Майки пытался изо всех сил скрыть дрожь, пробежавшую по всему телу.
- Они должны оставаться чистыми, на тот случай, если я захочу снова использовать их, - пробормотал Рафаэль, мягко протягивая руку и поглаживая следы на шее Майки. - Я хотел бы оставить тебя без лишних увечий, помимо необходимых шрамов, и тех, что у тебя уже имеются. - Его глаза сузились, когда он деликатно очертил шрам на пластроне Майки. - Твоя кожа очень красивого цвета, - похвалил Рафаэль, когда заставил руку Майки подняться вверх.
Рафаэль уткнулся носом в запястье весельчака, а затем медленно лизнул, прочертив дорожку слюны от запястья до локтя и обратно.- Мои миньоны будут смотреть на тебя с завистью в глазах, – объявил он, обдавая кожу Майки холодным дыханием.
- Пожалуйста, - Майки встретился глазами с Рафаэлем, и вампир покосился на него, услышав сказанную просьбу. - Убей меня, не заставляй меня... не заставляй меня страдать. Как мой брат, Рафи, пожалуйста, просто убей меня.
Рафаэль позволил руке Майки безвольно упасть обратно вниз. Лицо вампира на мгновение потемнело, а потом появилась мягкая улыбка, он обхватил лицо Майки ладонями.
- Как мой брат, ты умоляешь меня о пощаде, – начал медленно Рафаэль. - Но ты обращаешься к той части меня, которой уже давно нет, я не помню, как был твоим братом. Теперь ты должен умолять меня, как мой раб, потому что это так и есть. - Он опустил Майки на пол и убрал руки от его лица. - И я не желаю твоей смерти, - Рафаэль отвернулся от Майки и направился в темный угол комнаты.
Ноги Майки тряслись, частично от потери крови и отчасти из-за страха. Рафа уже не было. Был только Рафаэль, только его хозяин. Опускаясь на свои колени, Майки медленно рухнул на пол и прикрыл голову руками, зарыдав.
Когда он, наконец, перестал всхлипывать, солнечный свет уже вливался в комнату через трещины в стенах. Майки потер свои глаза и присел на корточки.
- Слезы банальны, - прокомментировал Рафаэль, и Майки вздрогнул, увидев вампира, стоящего перед ним.
- Сейчас утро! - завопил Майки, указывая на лучи яркого солнца - Ты... ты не можешь, находится на солнечном свете!
Рафаэль ухмыльнулся и пошел прямо на один из солнечных потоков. - Это просто басня. Вампиры могут ходить как ночью, так и днем, мы просто решили остаться в тени, чтобы не привлекать лишнего внимания, - объяснил Рафаэль, и подошел к Майки. - Кроме того, мы не можем спокойно разгуливать из–за цвета наших глаз. Но, полагаю, ты тоже никогда не показывался людям, с такой внешностью.
Рафаэль дотронулся до плеча Майки и весельчак схватил своего мучителя за руку. Кожа Рафаэля была холодная как лед, по сравнению с его собственной, но мастер вампиров ничего не предпринял, казалось, он сам любит прикасаться к Майки.
- Идем, тебе надо отдохнуть. Я приготовил место для тебя. – Рафаэль плавно высвободил свою руку, и подошел к краю темного угла, ожидая Майки. Пленник медленно встал, его тело болело от грубого обращения, а колени противно защелкали, когда он встал.
Рафаэль жестом пригласил Майки войти первым, и Майки был удивлен, что в темном углу оказался темный вход в другую комнату. Она была намного меньше, чем предыдущая. В середине лежал гроб, а на полу под столом была целая коллекция потрепанных одеял и несколько подушек, нуждающихся в заплатках.
- Ты должен отдыхать там, подо мной. Это твое место, - объявил Рафаэль. Майки кивнул и полез под стол. Как только Рафаэль уснет, он постарается сбежать. - Мои миньоны сказали мне, что ты был воином, и не плохо противостоял им, – пробасил Рафаэль, опустившись на колени рядом с Майки, еще раз поглаживая его по голове. - Я должен сообщить тебе, что мой клан не спит весь сразу. Если ты попытаешься уйти, тебя остановят, и я, соответственно, накажу тебя. - Он устрашающе ухмыльнулся, на то, как исказилось лицо Майки. Рафаэль забрался в гроб, не проронив больше ни слова.
Микеланджело уставился в нижнюю часть стола и почувствовал, как слезы жалят его глаза. Все это казалось таким безнадежным. Впервые за четыре года Майки мечтал, чтобы он не находил своего старшего брата.


Источник: https://ficbook.net/readfic/3252120/8538101



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Откуда берутся бородавки на руках? Димексид подкожный прыщ


Солнце щекочет ресницы, Шепчет: Поздравления любимым с добрым утром Квест на выпускной Сценарии общешкольных мероприятий - zamdirvrs Jimdo-Page! Анекдоты про учителей Ты откуда так хорошо знаешь армянский язык? Ажурная кофточка с закругленными полочками - схема вязания спицами Я не жалею ни о чем, и теперь все сделаю красиво. » Много статусов Пожелания друзьям. Обсуждение на LiveInternet - Российский Сервис Интимный пирсинг купить в интернет-магазине Икона, которая сотворила чудо Непорочное зачатие. - бэби. ру Прикольные цитаты про отпуск Анекдоты про учительницу русского языка Смешные Анекдоты Мухаммед (Магомет) / Цитаты / Цитаты. Высказывания. Афоризмы Грибок ногтей на ногах стадии, симптомы, как Эффект панды : что делать, чтобы макияж глаз не размазывался L'Oreal Paris История русских народных сказок Русский дом